Argotism.ru

 

В. В. Шаповал

ДВА ИРАНИЗМА В СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЖАРГОННОЙ ЛЕКСИКЕ

(Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингво-методический аспект). - Москва - Кострома, 2008. - С. 453-456)

 

 

 
Проникновение в устную речь слов из языков сопредельных стран ограничено пространственными, временными и социальными координатами. Такие заимствования обычно остаются на периферии русской лексики, что порождает и трудности их фиксации в словарях. Попробуем показать, какие подводные камни могут ожидать лексикографа при работе с таким слабо документированным материалом, на примере двух иранизмов, заимствовавшихся разными русскими жаргонами в недалеком прошлом.
 
1. Жаргонизм войдот в 1992 г. был включен в два словаря: "Войдóт - осужденный, совершивший убийство другого осужденного по решению воровской сходки" (Мильяненков 1992: 96); "ВОЙДОТ - заключенный-вор, исполняющий приговор воровской сходки (см.); палач" (ББИ 1992: 172); 'то же' (Балдаев 1997, I: 313); 'заключенный, исполняющий приговор воровской сходки' (БСЖ 2000: 104). Слово 'палач' постепенно ушло на задворки громоздкой дефиниции, а потом было потеряно, но начиналось все с него: толкование 'палач' по ошибке возникло из 'плач', что будет доказано ниже.
Существительное войдот нельзя отрывать от глагола, представленного впервые в словаре И.П. Вориводы: "ВАЙДОНИТЬ - кричать" (Воривода 1971), цит. по: СРВС, IV: 164; БСЖ 2000: 87). Правильно: "завойдотила" 'подняла крик' [Кузнецов 1979: 142]; "войдотить - выть" [Жиганец]. Не случайно впервые глагол описан в среднеазиатском словаре, он является производным от регионализма вай-дот и т.п., заимствованного и в местную русскую речь, например: "Он такой вой-дот ['вопль'] поднял, что весь Ташкент трясло".
Первая часть слова - междометие, ср.: кирг. "вай межд. ой!, ох!" (КРС 1965: 175); туркм. "вай [ва:й] межд. выражает боль, страх, удивление, недовольство ой, ай, ох, ой-ой, о, а" (ТРС 1968: 127); тадж. вой - "ай межд. 1. (выражает боль, испуг) вох, вой" (РТС 1985: 27) и т.д. Вторая часть дод - тадж. "дод <…> 2) вопль, крик о помощи <…>", "дод I, II داد " (РТС 1954: 133, 655). Их соединение дает единицу междометного характера, ленко переходящую в местной русской речи в существительное м. р.: вай-дод, вай-дот, вой-дот, войдот 'вопль'.
Как экзотизм в разных написаниях встречается в художественной литературе (выделение полужирным мое. - В.Ш.). Василий Ян в историческом романе "Батый" этот вопль вложил в уста ордынским воинам: "- Вай-дот! - кричали они. - Что с ними делать? Это не люди, а крепкие камни!" [Ян 1942: 354]. В речи узбеков есть у М.И. Шевердина: "Старуха ахнула и подняла к потолку руки: - Вай дод! И ружья были, и сабли были... Ох, как я не догадалась!" [Шевердин 1963: 50]. В рассказе Э. Люксембурга действие происходит в Узбекистане на сборе хлопка: "- Вай дод! - вопит Санька матом, - вай дод! Парни утвердили его на ногах, скребут грязь с одежды, Яшка шапку ищет" [Люксембург].
Таким образом, толкование 'палач' возникло в результате неправильного прочтения исходного толкования 'плач'. Однако его включение в авторитетные словари с 1992 г. приводит к тому, что слово в несуществующем значении становится термином у криминологов: "<Татуировка> характерна для "бойцов", "войдотов", "быков" <синонимы означают 'рядовых членов криминальной группировки'>" [Братва]. Войдот 'вопль' остается регионализмом. но обладает некоторой известностью в жаргонной речи, что поддерживается созвучием и частичной синонимией с рус. вой.
 
2. В словаре русского военного жаргона В.П. Коровушкина описано три слова, относящихся ко времени военной кампании 1979 - 1989 гг. в Афганистане и восходящих к слову одного из иранских языков, представленных на его территории: дрешт, дрейш и дряж.
Первое слово - "Дрешт! Стой! В<ооруженные> С<илы>: 1979-89: Афган<ская> в<ойна> (? < фарси)" (СВЖ 2000: 94). Предположение В.П. Коровушкина о происхождении этого военного жаргонизма из "фарси" необходимо несколько развить. Слово из лексического минимума (караульная команда "стой") стало на какое-то время известным среди советских военных в Афганистане, а затем и за его пределами. Ср.: "стой (команда) дарéж?" (РАС 1953: 876). Утрата краткого первого слога при адаптации слова к русской фонетической системе находит параллель в старом офенском иранизме дряба 'вода' (БСЖ 2000: 169) и др. однокоренных, ср. персидское, отмечаемое и в афганских словарях: "река… дари:á:б м" (РАС 1963: 764; КАРС 1950: 257). Оглушение конечного звонкого шумного (церебрального [ж]) и передача его группой [шт] также отражают предсказуемые неточности русского произношения этого слова.
Второе слово "Дрейш, -а, м. Комендантский час. В<ооруженные> С<илы>: оф<ицеры>: 1979 - 89: Афган<ская> в<ойна> (? < фарси)" (СВЖ 2000: 94), представляет собой результат переосмысления первого слова (команды "стой!". Сергей Полозов в конце главы "Афганистан" в своей книге "Фасциатус" прямо указывает на эту связь, что ценно как свидетельство включенного наблюдателя: "Преферанс - дело такое, сидят до последнего, когда уже бежать надо, вот-вот дрейш, то есть комендантский час, когда часовые-царандоевцы, завидев кого-либо на улице, орут ужасающими, гортанно-звериными воплями: "Дрейш! - Стой!" (европейцу так вовек не крикнуть)" [Полозов]. Фонетическая адаптация здесь дает несколько иные результаты: ударный гласный заменен дифтонгом [эй], церебральность конечного согласного (также оглушенного в русском произношении) игнорируется. В словаре В.П. Коровушкина слово дрейш в первичном значении 'стой!' не отражено.
И, наконец, третье слово, восходящее, по всей видимости, к тому же источнику, отражает дальнейшее переосмысление команды "стой!": "Дряж, -а, м. Процесс полового акта <...>. С<ухопутные> В<ойска>: ДШБ <десантно-штурмовая бригада>: солд<аты>: 1980-е+: ЗабВО" (СВЖ 2000: 95). Фонетическая адаптация также включает утрату первого безударного гласного, ударный гласный передан суженным после мягкого [р'] передним [á]), звонкость конечного согласного формально сохранена на письме (хотя вряд ли представлена в им. п. ед. ч. дря[ш]), церебральность игнорируется.
Вероятно, вторичное значение 'процесс полового акта' возникает на базе первичного значения (команды 'стой!') как результат метафоры, отражающей представление о сходстве проявлений доминирования в военной и сексуальной сферах: 'обездвиживать: останавливать, ставить, строить' = 'делать объектом подчинения, принуждать к покорности'.
Валерий Примост, служивший в ДШБ в Забайкалье уже после начала афганской кампании, употребляет это слово только в значении 'половой акт': "И вот еще что я понял, когда на свернутые постели смотрел. Мы ж одноразовые. Одноразовые, как гандоны. Срок службы - один дряж. <...> А не хочешь быть резинкой - тебя и без дряжа порвут" [Примост: 2: 2]; "Блин, я отлично чувствовал, что сегодня что-то было не так. И дряж прошел вяло вяло <...> Я немного расслабляюсь и начинаю чувствовать себя увереннее. Хоть с дряжем все нормально" [Примост: 2: 3].
В отличие от сугубо военных жаргонизмов (дрешт 'стой!', дрейш 'стой! / комендантский час') последнее слово дряж 'половой акт' отмечают и другие словари последних лет. В словаре молодежного сленга оно описано с отсылкой к словарю В.П. Коровушкина: "ДРЯЖ, -а, м. Арм. Половой акт, совокупление. Кор., 95" (СМС 2003: 125). Однако у В.П. Коровушкина представлены: географическое уточнение (Забайкалье), социальное ограничение (солдаты) и указание на хронологические рамки ("1980-е годы" и "+", что значит "употреблялось еще некоторое время" (СВЖ 2000: 27). Думается, в сводных словарях жаргонов для придания им большей исторической точности необходимо указывать и хронологические рамки фиксации описываемых феноменов. В "Словаре русской брани" то же слово описано так: "ДРЯЖ, м. Жарг. Половой акт, секс" (СРБ 2003: 125). Однако, поскольку в разделе "Сокращения" данного словаря имеются пометы "воен." и "арм." (СРБ 2003: 62), уточнение обобщенной пометы "жарг." представляется вполне вероятным.
Слово дряж проявляет некоторые признаки активности. В архиве американского сайта русских эмигрантов "Интернет-парламент" от 22 июня 2000 г. обнаруживается слов дряжи в значении 'дрязги; перепалки; скандалы': "[Вы] надоели своими битвами за урожай, прекратите эти ужасные дряжи, народ жизни радуется тут" [Интернет]. Вероятно, это слово дрязги, сохранившее свое семантическое наполнение, но экспрессивно трансформированное по образцу жаргонизма дряжи 'половые акты'. На "Волжском форуме" при обсуждении вопроса "Что такое ЛЮБОВЬ?" 10 августа 2004 г. появилась реплика, в которой представлен глагол дряжить 'заниматься любовью': "Знакомься с девчонками, общайся с ними, дряжи, влюбляйся, люби" [Волжский]. Место ударения в дряжить однозначно не восстанавливается: возможно, оно падает на корень слова, хотя нельзя исключить и экспрессивного переноса ударения на суффикс -и-.
Можно со значительной долей уверенности утверждать, что военный жаргонизм афганского происхождения дрешт 'стой!', дрейш 'стой!' / 'комендантский час', в отличие, например, от немецкого хальт! 'стой!', не пережил времени, его породившего, то есть должен быть признан "архаизмом".
 

 
Литература
 
 

Братва - Братва // [Электронный ресурс:] kazbratva.narod.ru/tatu.
Волжский - Волжский форум // [Электронный ресурс:] www.powernet.com.ru.
Жиганец - Жиганец Фима: Пушкин. Не пой, красавица, при мне... // [Электронный ресурс:] http://www.stihi.ru/poems/2006/12/27-1245.html.
Интернет - Интернет-парламент // [Электронный ресурс:] http://ip.elections.ru.
Полозов - Полозов Сергей А. Фасциатус (Ястребиный орёл и другие). М., 2001. [=ЭкоПол, 2004, Интернет-издание: http://www.sergeipolozov.com/bonelliseagle-www.html].
Примост - Примост Валерий. Мы - лоси // [Электронный ресурс:] http://army.gorodok.net/Primost/MyLosi.htm.
Кузнецов 1979 - Кузнецов Э.С. Мордовский марафон. - Иерусалим, 1979.
Люксембург - Люксембург Э. Тунеядец // [Электронный ресурс:] http://www.elilu.info/stories/tuneyadez.htm.
Шевердин 1963 - Шевердин М.И. Тени пустыни. Ташкент, 1963.
Ян 1942 - Ян В. Батый: Роман. М., 1942.

 
 
Лексикографические источники
 
 

АРС 1963 - Афганско-русский словарь. М., 1963.
Балдаев 1997 - Балдаев Д.С. Словарь блатного воровского жаргона: В 2-х т. М., 1997.
ББИ 1992 - Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона / Авт.-сост.: Д.С. Балдаев, В.К. Белко, И.М. Исупов. Одинцово, 1992.
БСЖ 2000 - Мокиенко, Никитина 2000: Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русского жаргона. СПб., 2000.
Воривода 1971 - Воривода И.П. Сборник жаргонных слов и выражений. Алма-Ата, 1971. Цит. по: СРВС. Т. IV. С. 155-192.
КАРС 1950 - Краткий афганско-русский словарь. М., 1950.
КРС 1965 - Киргизско-русский словарь. М., 1965.
Мильяненков 1992 - Мильяненков Л.А. По ту сторону закона: Энциклопедия преступного мира. СПб., 1992.
РАС 1955 - Русско-афганский словарь. М., 1955.
РТС 1954 - Русско-таджикский словарь. М., 1954.
РТС 1985 - Русско-таджикский словарь. М., 1985.
СВЖ 2000 - Коровушкин В.П. Словарь русского военного жаргона. Екатеринбург, 2000.
СМС 2003 - Никитина Т.Г. Молодежный сленг: Толковый словарь. М., 2003.
СРБ 2003 - Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Словарь русской брани (матизмы, обсценизмы, эвфемизмы). СПб., 2003.
СРВС 1983 - Собрание русских воровских словарей: В 4 т. / Сост. Вл. Козловский. Нью-Йорк, 1983.
ТРС 1968 - Туркменско-русский словарь. М., 1968.

 
 

 
 

 

Анализ веб сайта